Общество

ТОП-3 скандала в МВД при Авакове

На этой неделе в украинской политике произошло громкое событие – подал и был отправлен в отставку министр внутренних дел Арсен Аваков. Его уход был формально добровольным. И почти никто не говорил о скандалах в Министерстве внутренних дел. После которых гражданское общество и отдельные политики неоднократно требовали отставки Авакова. Потому мы, журналисты Телеканала D1, решили вспомнить хотя бы три таких события.

Эти самые скандалы мы решили разместить в хронологической последовательности – по мере их возникновения.

Первым было дело о смертельном нападении на херсонскую чиновницу и активистку Екатерину Гандзюк.
31 июля 2018 года на Гандзюк нападают возле её дома – Никита Грабчук выливают на неё около литра серной кислоты. Сначала расследование этого преступления вела местная полиция, которая через несколько дней после резонанса и давления общества задержала Николая Новикова. Херсонский городской суд даже избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей. Но впоследствии журналисты Денис Казанский и Марьяна Пьецух провели собственное расследование причастности Новикова к нападению на Екатерину Гандзюк и заявили о наличии у него алиби. Николай Новиков с 27 июля по 1 августа 2018 года отдыхал на море и вообще не присутствовал в Херсоне. Полиции пришлось его отпустить.
И только благодаря давлению близких Гандзюк, которые объединились в общественную инициативу «Хто замовив Катю Гандзюк?», 17 августа полиция задерживает первых причастных к преступлению лиц и за три следующих дня – всех остальных. За решеткой оказываются соучастники Виктор Горбунов, Вячеслав Вишневский и Владимир Васянович, а также непосредственный исполнитель нападения Никита Грабчук и руководитель группы нападавших Сергей Торбин. Следующий месяц с лишним проходит в безуспешных попытках общественности заставить полицию искать заказчиков преступления, к которым должно вести промежуточное звено от задержанной группы. В октябре даже выпускают часть группы Торбина – суд переводит на домашний арест Виктора Горбунова, Владимира Васяновича и Вячеслава Вишневского. А после смерти Екатерины Гандзюк 4 ноября 2018 года её дело и вовсе передают из Национальной полиции в Службу безопасности Украины. Так как при жизни Гандзюк не доверяла полиции и имела с ней проблемы (Екатерина Гандзюк отказала во взятке в 3% от городского бюджета Херсона, которую требовал начальник Управления защиты экономики в Херсонской области Департамента защиты экономики Нацполиции Украины Артём Антощук).
Но на этом роль полиции в расследовании нападения на Гандзюк не закончилась. В декабре 2018 года официально устанавливается причастность к преступлению еще одного человека – Алексея Москаленко–Левина. Ему заочно сообщают о подозрении, так как он сбежал за границу еще 17 августа – в день задержания первых членов группы Торбина. По словам осуждённого за сокрытие известной ему информации о нападении Игоря Павловского, Москаленко–Левин сбежал после предупреждения о возможном задержании со стороны тогдашнего руководителя ГУ Национальной полиции Украины в Херсонской области Артура Мерикова. В 2018 году Мериков был повышен в звании до генерала полиции третьего ранга, а в следующем году он стал советником главы Нацполиции Игоря Клименко.


Артур Мериков

Далее идёт дело об убийстве журналиста Павла Шеремета.
Его взорвали в Киеве 20 июля 2016 года. Расследованием занимается Национальная полиция Украины. Три с половиной года у следователей были только догадки. Но новым президентом Владимиром Зеленским полиции и тогдашнему министру внутренних дел Арсену Авакову была поставлена задача все же разыскать убийц Шеремета. 12 декабря 2019 года Нацполиция заявила о том, что нашла якобы организатора, исполнителя и соучастников преступления – Андрея Антоненко, Юлию Кузьменко, Яну Дугарь, Владислава и Инну Грищенко. Их причастность к преступлению почти сразу была поставлена под сомнение украинским обществом и профильными международными организациями.
Владиславу и Инне Грищенко так и не сообщили о подозрении в причастности к смерти Павла Шеремета.
Яна Дугарь заявила, что у нее есть документально подтвержденное алиби. В дни, когда якобы Дугарь фотографировала камеры видеонаблюдения в районе совершения преступления, она работала в военном госпитале.
Рост Андрея Антоненко не совпал с ростом человека, в котором его увидели следователи полиции.
А Юлия Кузьменко тоже оперировала аргументом с ростом и в своих письменных интервью из ИВС неоднократно заявляла о том, что в ту ночь, когда, по мнению полиции, закладывала взрывчатку под машину, в которой был взорван Павел Шеремет, она вместе с мужем встречала ребенка в аэропорту «Борисполь».
Постепенно суд максимально смягчил обязательства для Яны Дугарь и отпустил под домашний арест Юлию Кузьменко.
А в начале этого года и вовсе появилась информация о возможной причастности к заказу убийства Шеремета беларуского Комитета государственной безопасности. Её 4 января опубликовало издание «Euobserver». По информации журналистов, которую им предоставил бывший беларуский силовик Игорь Макар, убийство Шеремета могло быть совершено по приказу самопровозглашенного президента Лукашенко. Кроме Шеремета, на записях вероятно глава КГБ Вадим Зайцев обсуждает с двумя сотрудниками спецподразделения МВД РБ «Алмаз» варианты устранения бывших сотрудников спецслужб Беларуси, которые стали оппонентами режима Лукашенко и выехали в Германию – например Олега Алкаева, Владимира Бороданя и Вячеслава Дудкина. Публикация этих записей вызвала резонанс в украинском обществе. Часть общественности пыталась понять как могут быть связаны музыкант и военнослужащий Андрей Антоненко, медик и волонтер Юлия Кузьменко и военный медик Яна Дугарь с беларускими спецслужбами. А другая часть украинской общественности вспомнила о статье «Сергей Коротких: утерянный «белорусский след» в деле Павла Шеремета» на основанном Шереметом сайте «Белорусский партизан», которая появилась через 4 дня после задержания Антоненко, Кузьменко и Дугарь. В ней бывший командир разведроты полка «Азов», которого связывают с тогдашним министром внутренних дел Арсеном Аваковым, из–за его учёбы в школе КГБ Беларуси называется вероятным агентом беларуского Комитета государственной безопасности. Который встречался с Шереметом за день до его смерти.
Но эта информация всё ещё остаётся неофициальной. И можно только предполагать повлияла ли она на то, что 30 апреля этого года последний обвиняемый по делу Андрей Антоненко был выпущен из СИЗО и отправлен на домашний арест.


Яна Дугарь, Юлия Кузьменко и Андрей Антоненко

И третьим скандалом является происшествие в Кагарлыке Киевской области, которое случилось в ночь с 23 на 24 мая 2020 года.
По информации Государственного бюро расследований, кагарлыкский полицейский Сергей Сулима применил пытки к Неле Погребицкой, которая была вызвана в отделение в качестве свидетеля кражи – надел противогаз, заковал в наручники и несколько раз выстрелил из табельного оружия над головой. После этого Сулима неединожды изнасиловал свою жертву.
По подозрению в причастности к преступлениям также был задержан его коллега Николай Кузив.
Действия Кузива и Сулимы начали расследовать по статьям об изнасиловании, пытках и превышении служебных полномочий, которое сопровождалось насилием. Буквально за день их действия были переквалифицированы – Сергею Сулиме сообщили о подозрении в изнасиловании, которое было совершено группой людей, а Николай Кузив получил сообщение о подозрении в соучастии в групповом изнасиловании и превышении власти или служебных полномочий работником правоохранительного органа, которое сопровождалось насилием.
29 июня тогдашний первый заместитель директора Госбюро расследований Александр Бабиков заявил, что следствие получило информацию о ряде других эпизодов пыток, которые были совершены в Кагарлыкском отделении полиции. Уже 2 июля ГБР сообщило о подозрении в пытках, которые были применены группой лиц и по предварительному сговору, еще одному оперуполномоченному отделения полиции в Кагарлыке – Евгению Трофименко. По версии следствия, он удерживал руки Нели Погребицкой в то время, как Николай Кузив надел противогаз на женщину. И ради обличительных «показаний» периодически зажимал дыхательную трубку. По этой же статье получили сообщение о подозрении еще один работник Кагарлыкского отделения полиции Ярослав Леваднюк, а также Сергей Сулима и Николай Кузив.
27 октября ГБР сообщило о подозрении бывшему руководителю отделения полиции в Кагарлыке Сергею Панасенко. Его заподозрили в непринятии мер по пресечению незаконного задержания Нели Погребицкой и неуведомлении компетентных органов о преступлении. По версии следствия, дежурный проинформировал Сергея Панасенко о незаконном задержании и вообще ситуации, которая произошла с Нелей Погребицкой в ночь с 23 на 24 мая. Но руководитель Кагарлыкского отделения полиции с этой информацией ничего не сделал.
После этого происшествия по Украине прошли митинги против полицейского произвола. Так как на Кагарлык наложилась ещё и стрельба в Броварах, когда две толпы неизвестных устроили перестрелку прямо на одной из улиц города и успели покинуть место происшествия до приезда полиции. А также задержание руководителей и нескольких сотрудников отдела полиции в Павлограде Днепропетровской области – им инкриминировали склонение горожан к совершению преступлений (для искусственного повышения показателей эффективности работы горотдела). Но на фоне стольких связанных с полицией инцидентов глава МВД Арсен Аваков не подал в отставку. Из всего отделения в Кагарлыке почти никого не уволили. А уголовная полиция Киевской области и вовсе была признана коллегией НПУ лучшей в Украине за прошлый год.


(фото – «Громадське»)



Back to top button